asyonosh

Язвенный Колит - лечение

У меня возникло желание записать, как мы сейчас лечим/поддерживаем Мужа. Не думаю, что многим будет интересно, но может кому-то когда-то пригодиться информация. 

Самое главное, что мы усвоили за эти годы, так это абсолютно простую истину — мы то, что мы едим, и то, что мы едим -влияет на наше тело. Вроде нам, русским людям, это абсолютно понятная концепция, но можете поверить, что в Штатах это даже порой чуждая идея среди гастроэнтерологов? 

У меня до сих пор вызывает умиление воспоминание о походе к «звездному  гастроэнтерологу Америки», доктору Stephen B Hanauer в Чикаго (его так обозвал «скромный и неизвестный» доктор в Шарлотт) — на приеме он сидел и пил диетическую колу, а у самого руки трясутся. Ну да ладно, не буду о больном. 

Методом проб и ошибок мы выяснили, что мужу нельзя (реагирует) на глютен, так что сейчас он не ест хлебо-мучную продукцию. Русский доктор из ФНКЦ ФМБА, настоял на том, чтобы муж полностью исключил глютен: глютен и желудочные заболевания не дружат. Интересно, что специальная диета для больных аутоимунным заболеванием, Autoimmune Protocol, тоже исключает полностью глютен. В протоколе сначала на 40 дней исключают многие продукты, но глютен так и никогда не возвращают в рацион, потому что много исследований говорят, что глютен и аутоиммынные заболевания никак «не дружат».  Но глютен — не первопричина всего. Просто когда тело уже «раздраженное», т.е. уже идет воспалительный процесс в кишечнике — иммунитет воспринимает это как еще одну опасность (=аллерген)

I agree with the idea that gluten is a real problem for a substantial number of American consumers: the statistics that claim 1 to 2 percent of us suffer from celiac disease and that another 4 to 6 percent have some level of gluten sensitivity seem reasonable. Where I disagree with the leaders of the anti-gluten phenomenon is with the cause-and-effect relationship. The anti-gluten folks tell a simple story: gluten is the underlying cause of a substantial portion of modern disease. You know my argument: pro-inflammatory fat found in vegetable oil is public health enemy number one. I don’t see the body’s reaction to gluten as the underlying problem; I see it as a symptom. Gluten intolerance is a serious condition. But as a doctor, I think of it very much the same way as I think of other allergies. That’s why, when I see a child allergic to cats, I don’t say, “Well, cats are just dangerous and we should probably all be avoiding them.” The same applies when I see a child allergic to bees or peanuts or shellfish or eggs or soy or grasses or dust mites or newspaper ink or shoe leather glue or any of the hundreds of allergens doctors like me encounter on a regular basis. When I see anyone with an allergy of any kind, my first thought is that something has gone awry with my patient’s immune system. Their immune system has developed a hyper-reactivity to a common protein. I don’t use their allergic reaction as evidence that there is something inherently dangerous about bees or peanuts or shellfish or eggs or soy or grasses or dust mites or newspaper ink or shoe leather glue—or anything else. A recent CDC report344 shows that all these allergies, not just gluten, are on the rise. Have these proteins all changed or has something changed about our reaction to them? (From Deep Nutrition by Catherine Shanahan M.D.)

(PS. Много разных мнений, источников, но я делюсь тем, что для меня показалось наиболее логичным после многих лет изучения этой темы) 

Так же доктор из России запретил есть пасленовые (nightshades) — помидоры, баклажаны, картофель, болгарские перцы, и даже черный перец, но мы уже это знали сами — муж давно заметил, как у него сразу живот реагирует. Опять же, для здоровых людей — не проблема, а у кого проблемы с кишечником, к сожалению, могут стать триггером

Он также не ест орехи и семена. 

Проще будет записать, что он может есть :) Пока мы выяснили, что он может есть пока он еще не в ремиссии:

+ Бульоны (делаю из костного мозга или куриных лапок, чтобы побольше коллагена (и еще глутамина), чтобы помочь восстановлению поврежденных клеток

+ Мясо, дичь, рыбу — только вареное или на пару. 

+ Брокколи, морковь, цуккини — вареное, на пару. Я кладу лук, имбирь, куркуму и чеснок в супы, он иногда их ест, иногда нет. Иногда ест картофель и батат, кажется, на него нет реакции 

+ Овсянка и гречка (крупы без глютена)

+ Яйца

+ Кокосовое молоко и вода

+ Масла — авокадо, оливковое, кокосовое, льняное, топленое 

+ Банан (но после 6 вечера не может), чернику (в умеренных количествах)

Когда у мужа было еще кровотечение — дней 3 он пил только бульоны и протеиновый коктейль специальный. Протеиновый коктейль состоит из Whey Protein Isolate (форма молочной сыворотки), Complex Carbohydrate (Tapioca Maltodextrin), Amino-9 Essentials Powder и  L-Glutamine Powder.

Потом постепенно мы начали добавлять еду из списка выше. 


Утро начинается с приема БАДов:

До завтрака: DHEA, R-Lipoic acid (прописано эндокринологом для поддержания гормональной системы), и я сама добавила ему NAC (N-acetyl cysteine), потому что многие исследования говорят о положительных эффектах при совмещении с его лекарством Месаламином (Месалазин)

Через 30 минут: 

1 ст.ложку Wild Oregano Oil с оливковым маслом

После завтрака:

Месаламин, Азатиоприн, и преднизолон (его дозировки, прописаны доктором из ФНКЦ ФМБА), Омега 3, Витамин Д, Cod Liver Oil (масло печени трески)

После обеда:

комплекс витаминов В, цинк, Омега 3, витамин С в форме Sodium Ascorbate (нейтральный pH)

После ужина — пробиотик.

Принимал Будонофальк в течение 10 дней — это сильно помогло, думаю, с уменьшением воспаления. 

Старается спать много, ходит в баню, бассейн. Вот такой режим ему подходит, и постепенно симптомы улучшаются. Просыпается ночью всего 3 раза, но хуже всего, увы, утром. Стул пока еще формируется, но хотя бы кровотечения нет. 

В дальнейшим, когда муж сойдет с преднизолона — будем делать ТФМ (трансплантация фекальной микробиоты) в домашних условиях, потому что в США не делают в мед. условиях (грустный смайлик), да и лучше всего, чтобы донор был член семьи, в нашем случае — дочка. 


А если вы дочитали до сюда, то я Вам скопирую мой любимый отрывок из упомянутой выше книги о том, как возникает болезнь, включая, болезнь мужа: 

Epigenetic translates to “upon the gene.” Epigenetic researchers study how our own genes react to our behavior, and they’ve found that just about everything we eat, think, breathe, or do can, directly or indirectly, trickle down to touch the gene and affect its performance in some way. These effects are carried forward into the next generation, where they can be magnified. In laboratory experiments researchers have shown that simply by feeding mice with different blends of vitamins, they can change the next generation’s adult weight and susceptibility to disease, and these new developments can then be passed on again, to grandchildren.9 It’s looking as though we’ve grossly underestimated the dictum “You are what you eat.” Not only does what we eat affect us down to the level of our genes, our physiques have been sculpted, in part, by the foods our parents and grandparents ate (or didn’t eat) generations ago. The body of evidence compiled by thousands of epigenetic researchers working all over the world suggests that the majority of people’s medical problems do not come from inherited mutations, as previously thought, but rather from harmful environmental factors that force good genes to behave badly, by switching them on and off at the wrong time. And so, genes that were once healthy can, at any point in our lives, start acting sick. The environmental factors controlling how well our genes are working will vary from minute to minute, and each one of your cells reacts differently. So you can imagine how complex the system is. It’s this complexity that makes it impossible to predict whether a given smoker will develop lung cancer, colon cancer, or no cancer at all. The epigenetic modulation is so elaborate and so dynamic that it’s unlikely we’ll ever develop a technological fix for most of what ails us. So far, it may sound like epigenetics is all bad news. But ultimately, epigenetics is showing us that the genetic lottery is anything but random. Though some details may forever elude science, the bottom line is clear: we control the health of our genes. The concept of gene health is simple: genes work fine until disturbed. External forces that disturb the normal ebb and flow of genetic function can be broken into two broad categories: toxins and nutrient imbalances. Toxins are harmful compounds we may eat, drink, or breathe into our bodies, or even manufacture internally when we experience undue stress. Nutrient imbalances are usually due to deficiencies, missing vitamins, minerals, fatty acids, or other raw materials required to run our cells. You may not have control over the quality of the air you breathe or be able to quit your job in order to reduce stress. But you do have control over what may be the most powerful class of gene-regulating factors: food.

Shanahan, Catherine. Deep Nutrition (pp. 5-6). Flatiron Books. Kindle Edition. 



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded